Печать
Категория: Знаменитости
Просмотров: 5693

С Риналем я позна­комилась в 2013 го­ду. Тогда он сыграл свою первую глав­ную роль в кино (в экранизации “Трех мушкете­ров”), а также готовился к большой премьере в “Гоголь-центре”. Ха- ризматичного и открытого Риналя я мысленно окрестила “юношей бледным со взором горящим”. Поэтому было вдвойне интересно увидеть его снова. 4 года спустя на счету актера - опыт работы у Федора Бондарчука в “Притяже­нии”, у Павла Чухрая в “Балтий­ском танго” (премьера 22 июня) и в сериале Алексея Попогребско- го “Оптимисты”.

Книги занимают в нашей жизни важное место. Именно поэтому books @ libros.science поможет приобщиться к миру знаний и искусства.

Тебя часто называют на­чинающим актером. Но начинаешь ты классно - у знаменитых режис­серов. Специально стараешься к ним пробиться? Или тебе везет?

РИНАЛЬ: Если уж себя тратить, то на что-то стоящее. Я знаю, как выгляжу, и понимаю: часто мою внешность пытаются использо­вать как типаж мальчика-кра- савчика. Но, знаешь, хочется же не только светить лицом в ка­дре, поэтому я прикладываю уси­лия. Конечно, и удача присутству­ет. Считаю, что мне очень везет на людей - всегда встречаю хоро­ших. Ну или почти всегда.

Ты приехал в Москву из неболь­шого поселка в Татарстане. Верил, что у тебя все получится? На что рассчитывал?

Само собой, я не был уверен в себе так, как сейчас. Понятия не имел, чего ждать - как от города, так и от себя. Да и кто я вообще такой? Знал только, что записан на прос­лушивание на первый курс Шко­лы-студии МХАТ. Ну и здорово сомневался. Я же немного заика­юсь, а пошел в актеры. Впрочем, отходной путь все же придумал. Решил: если не поступлю, пойду служить в армию по контракту. Значит, судьба такая. Но оказа­лось, другая. А4ало того что взяли, так еще и к такому мастеру, как Кирилл Серебренников. Он стал моим наставником и остается им до сих пор.

Наверняка у тебя было немало стереотипов о Москве. Какие из них разрушились?

Никаких особенных стереотипов не пом­ню. Одно смуща­ло - цены. Но это то, что и сейчас смуща­ет, и не только меня.

(Улыбается.) А тогда жил на стипендию, и мама присылала 2500 рублей. Отец погиб, когда мне исполнилось 14, и государство выплачивало пособие. И я всег­да радовался, когда эти деньги приходили. Сразу все спускал на одежду - я жуткий шмоточник. А еще ходил весь в белом, даже в дождь. Девочкам нравилось! (Смеется.)

И как твоя жена относится к тому, что муж-модник?

Отлично. Я же разбираюсь, что такое качественные вещи, и поку­паю их не только себе, но и ей.

Что изменилосьпослетого, как ты стал отцом?

Имею теперь другой уровень ответственности. Хочется сде­лать все, чтобы жена и дочь были счастливы. Но, с другой стороны, я, наоборот, чувствую себя свобод­нее - в том смысле, что я нашел женщину, которая стала моим лучшим другом. Когда она рядом, ничего не страшно.

На твой взгляд, без дружбы не быва­ет отношений?

Разумеется. Я уверен, что недос­таточно быть просто любовника­ми. Нужно, чтобы люди навсегда оставались лучшими друзьями. Женщина должна на 100 процен­тов тебя принимать.

Какие качества ты считаешь важны­ми в девушках?

Понять, что для ме­ня принципиально, легко - нужно просто познакомиться с мо­ей женой Сюзанной. (Смеется.) Вопросов не останется.

А как ты осознал, что она'тасамая"?

Кажется, что это не­возможно объяснить. И пусть слово “лю­бовь” в наше время кажется каким-то за- мыленным, но в отношениях она либо есть, либо ее нет. И не иначе. Многие мои знакомые на вопрос “Почему вы вместе?” отвечают:

“У нас же дети”. Или: “Ну у нас общая квартира, не хочу ничего делить”. И таких пар полно. Я с же­ной живу, потому что ее люблю.

Не могу именно без этого чело­века. Для меня отношения - как трамплин, ради Сюзанны я готов на любые свершения.

Насколько для мужчины важ­но, чтобы женщина была таким "трамплином"?

Считаю, очень важно. Хочу, чтобы была поддержка во всех начинаниях.

Многие женщины ради мужчин жертвуют своими интересами.

Не боишься, что у вас сложится та­кая ситуация?

Нет, потому что у моей жены пол­ная свобода. Она делает то, что ей нравится. Я ни на чем не настаи­вал. Когда мы начали жить вме­сте, Сюзанна сказала, что хочет посвятить себя мужу и дому. Этим она и занимается.

Как ты относишься к женщинам, которые на первое место ставят карьеру?

Нормально. Это не мое дело. Ес­ли девушка сделала такой выбор, какие проблемы?! Главное, чтобы потом не было разочарований и обвинений в адрес мужчин. Мне вот с карьеристкой не по пути. Моя жена не работает, и я делаю все, чтобы у нее не возникла такая необходимость.

А если для этого придется снимать­ся в фильме, в котором не хочется?

Недавно был такой случай. И Сю­занна сказала: "Риналь, не в день­гах счастье. Не хочу, чтобы ты по­том ходил расстроенный из-за того, что снялся в полнейшей чу­ши. Появится другая работа". Та­кие слова дорогого стоят, тем бо­лее когда слышишь их от близкого человека. А на остальных мне, из­вини, пожалуйста, плевать.

Это уж точно! Но я думаю, что фильм Павла Чухрая "Холодное танго", который выходит в июне, по­добных дискуссий не вызвал?

Само собой. Знаешь, это дико сложная работа, потому что и са­ма история непростая. Мой герой возвращается домой в послевоен­ную Литву. Там он встречает де­вушку, которую знает с детства.

Он - еврей, она - литовка. Они борются за любовь, но слишком много препятствий мешают им быть вместе.

Как человек, который плачет даже на "Ла-ла-ленде", хочу спросить: хеппи-энда не ждать?

Конечно, на “Ла-ла-ленде” легко пустить слезу. (Улыбается.) “Хо­лодное танго” я пока видел только на озвучке. Но все, кто смотрел фильм целиком, ревели в три ручья и спрашивали: “Зачем вы такое кино снимаете?” Так что на счастливый конец не надей­ся. Но я рад, что ввязался в этот проект. Он заставил меня многое переосмыслить. Подумать о том, что такое война и какой отпечаток она оставляет на человеке. Полу- чается, совсем не зря снимаем та­кие картины.           ЕЖО

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter