Печать
Категория: Одежда
Просмотров: 1317

Далеко не все дизайнеры сле­довали примеру мэтров. В ло­вушку театральности угождали и Роберто Кавалли с его участи­ем в «Территории девственниц», очередной экранизации «Де­камерона» образца 2007 года, и даже Джон Гальяно — в уве­шанной наградами «Эвите», где Мадонна установила мировой рекорд по количеству костюмов, имя вдохновителя показов-«цирковых представле­ний» прозвучало удивительно скромно. Не сразу сложились отношения с кино и у Миуччи Прады. Первый опыт работы с режиссером Базом Лурманом над фильмом «Ромео + Джульетта» (1996), где герои Шекспира размахивали пистолетами в нарядах мафи­ози под музыку, взорвавшую чарты MTV, оказался не слишком удачным. Зато сорок платьев, воссозданных дизайнером по архивам Prada и Miu Miu для «Велико­го Гэтсби» (2013), уже способны занять место в истории моды рядом с костюмами Ральфа Лорена, задающими атмосферу в более ранней экранизации романа Фиц­джеральда, снятой 1974 году.

Модный дизайн на экране чаще всего служит попу­ляризации стиля своего создателя или, как минимум, становится рекламой готовых моделей. В случае с Жан- Полем Готье все наоборот: работы для кино он сделал источником вдохновения для коллекций. Авангардная «Повар, вор, его жена и ее любовник» (1989) Питера Гри- нуэя, абсурдистская «Кика» Педро Альмодовара (1993),  культовый «Пятый элемент» все эти картины стали поставщиками знаковых вещей, ставших классикой марки.

Режиссер «Города потерян­ных детей» (1995) Марк Каро отмечал способность Готье «пе­реносить свое личное видение во вселенную фильма». Есть по­дозрение, что дизайнеры нуж­даются в этом пространстве не меньше. Лукавство Лагерфельда ни за что не позволило бы ему признаться в истинной причине тяги к миру кино. Зато Том Форд, достигший заметных успехов в режиссуре, охотно поясняет: страшно отдать одной только моде последующие тридцать лет жизни. «После меня останет­ся только гора платьев в музее, а у меня не будет времени на под­линную жизнь». Картина Форда «Одинокий мужчина»(2009) собрала целый букет фе­стивальных наград и не осталась без премии BAFTA за лучший дизайн костюмов. На сегодняшний день он остается единственным дизайнером, который создает вселенную своими руками, чтобы заселить ее в соб­ственном стиле. Освоив жанр драмы. Форд готов идти еще дальше — в ноябре нас ждет премьера его трилле­ра «Ночные животные». Пример дизайнера, некогда вдохнувшего жизнь в Дом Gucci, указывает: костюмы, даже самые гениальные, беспомощны сами по себе, по­добно недавнему дуэту байопиков об Иве Сен-Лоране. У режиссера Джалиля Леспера были его костюмы и на­броски, у Бертрана Бонеело — архивы и кинохроника, и у обоих — ни тени вселенной Сен-Лорана. Современ­ным дизайнерам проще: история подсказывает им спо­соб уходить, оставляя вход открытым.

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter